Hotel Lublin i okolice | Dwór Sanna luksusowy hotel 58km od Lublina - rezerwuj online!

Historia

"

 „Усадьба Санна в Вежховисках. Краткий исторический обзор”

 „Чужое хвалите, своего не знаете, сами не знаеие, что у вас есть " - эти слова Станислава Яховича прекрасно вписываются в судьбу Усадьбы Санна в Вежховисках Вторых. В этом месте странным образом переплетались различные исторические события Польши, которые до сих пор забыты и неизвестны широкой аудитории. Возможно, это было связано с географическим местоположением местности - у источника реки Санна, на живописной Люблинской возвышенности – и поэтому, по мнению многих людей, вдали от большого мира. Так что давайте приблизим историю этой старинной дворянской усадьбы, самые красивые моменты славы, история развала и возрождения.
 
Самая ранняя история
 
Археологические исследования показывают, что в непосредственной близости от деревни Вежховиска всегда жили люди. Вы можете добавить- это не удивительно, учитывая плодородие земли и чистоту реки Санны. Согласно свединиям Зенона Лукаша Барановского «славянское поселение было в деревне с IX века. Во время археологических исследований обнаружено здесь пять небольших населенных пунктов с IX -X века. В X веке наблюдается заметное разрушение поселка. Некоторые следы с Вежховиск I подтверждают свое продолжение в период Пястов(X -XII века), хотя сложно сказать, имело ли оно постоянный характер”. 
 
Первое историческое упоминание о селе Вежховиска находится в „Liber beneficjorum dioecesis Cracoviensis” Яна Длугоша в 1470-1480 годы, тоесть в книге бенефиции , товаров и привилегий церкви. От старого польского летописца мы узнаем, что село Вежховиска (на латыни: Wyrzchowiska ) принадлежало к приходу Поток. Но как в старину бывало, время от времени, город переходил из рук в руки, будучи последовательно владением: семьи Длотув, Быстрамув (с 1457 ), Осмольских (с начала шестнадцатого века ) и Горайских (с конца шестнадцатого века). Смена собственности часто производилась в качестве дарения или обмена в пределах семьи. 
 
К примеру из «Словаря польских земель в средние века», мы узнаем, что один из первых владельцев села Пиотр Длото в 1457 году передал дочке Элжбете, жене Николая с Радлина, половину деревни (в сторону Белой), а другую половину (в направлении Стружы) дал в залог своему зятю за 60 гривен. Сделал ли тесть хорошее дело? Кажется, что он не прогадал, потому как согласно историческим источника, зятю для покупки такой недвижимости пришлось бы заплатить в три раза дороже.
 
Другой письменный источник ,налоговый реестр ужендовского округа с 1531 года, говорит о том, что село принадлежало к приходу Слупиа, имело 7 ланов (около 125 гектаров) пахотных земель и одну мельницу. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Вежховиска приносили своим владельцам значительную прибыль, учитыавя то, что в тот момент действовала феодальная система, сельские жители были крепостными а методом выращивания был севооборот. 
 
Вежховиска пережили также период реформации. Стоит напомнить, что в Люблинском регионе, самым популярным вероисповеданием был кальвинизм. Для современного читателя интересным может быть метод религиозной конверсии крестьян дворянством. Наследник деревни, часто выгонял священников из церкви, забирал их имущество а в храме организовывал протестантскую церковь. Изо дня в день удивленные крестьяне меняли религию, не имея в данном случае особого выбора. По всей вероятности тоже самое произошло и в Вежховисках. Нам известно, что до 1560 года в селе построено кальвинскую церковь, которая исполняля свою функцию до середины семнадцатого века. По данным «Географического словаря Польского Королевства и других славянских стран», в 1602 году министром кирхи был Ян Радзишовски. 
 
Благодаря удобному географическому расположению деревня могла удачно развиваться. «В 1626 году деревня была хорошо организована, кроме крестьян жило там двенадцать ремесленников (кузнецы, сапожники, мясники и.т.д.)», - пишет Барановский. Судьба деревни была тесно связана с судьбой Речьпосполитой. Заканчивался серебрянный век, в стране начинались опустошительные войны. Местность, в связи с нашествиями семнадцатого века, пострадала. За это время менялись также владельцы. Усадьба перешла в собственность Нахорецких. Согласно хроникам, в это время (то есть в первой половине семнадцатого века) в Вежховисках была кирпичная усадьба (по всей вероятности в плохом состоянии), таверна, мельница, пасека, рыбные пруды и итальянский сад. Уже в упоминавшимся «Географическом словаре Польского Королевства» написано, что владелец села в 1676 году Томаш Инноценты Запорски, люблинский казначей, платили подушный налог от 167 подданных, 16 дворянин и 2 из семьи.
 
Начало усадьбы
 
Трудно определить точную дату основания усадьбы в Вежховисках. Местные жители утверждают, что дворец (так они называют это здание) существовал всегда. Конечно, слово «всегда» это слишком широкая категория, но можно предположить, что когда там жили дворянские семьи, можно говорить о существовании усадьбы в той или иной форме. В начале, по всей вероятности, это была деревянная усадьба, потому как этот строй материал был самым популярным, легко доступны и дешевым. Со временем, наряду с обогащением его владельцам, здание превратилось в кирпичное. Падение Республики странно совпало с падением усадьбы. В начале девятнадцатого века пожар уничтожил большинство зданий усадьбы. 
 
И как в истории бывает – одно закончилось а второе началось. В Вежховисках, в результате распределения богатства между семьей Долиньских и Верчиньских, вновь поменялся владелец. Это произошло в 1808 году. Верчинские были преемникамиНахорецких и поэтому они получили эту местность наряду с инвентарьом. Как могла выглядеть деревня? В «Географическом словаре Польского Королевства» отмечено, что в 1827 году в Вежховисках было 104 дома, в которых проживало 416 жителей. Для сравнения, в 1886 году в 86 домах проживало 735 человек. Следовательно, до ноябрьского восстания Вежховиска были не слишком густонаселенной деревней. Конечно, как в случае каждого населенного пункта на Санне, время от времени ее владельцы менялись. В 1840 году продали ее Кохановскому (потомку одного из братьев великого поэта с Чарноласу). За годы 1830-1840 усадьбу восстановленно и спустя некоторое время ее хозяевами стали Богданские. 
 
Январское восстание
 
Не прошло и несколько лет, как в усадьбу снова постучала история. В 1863 году началось Январское восстание, в котором люблинская и яновская земя сыграли значительную роль. Этот регион, лежащий на границе Польского Королевства и австрийского раздела, был стратегическим местом для обеих сторон. Здесь проходил маршрут перевоза оружия и добровольцев. Здесь дислоцировали полка из России, которые стремились сорвать эти планы. В окрестных лесах скрывались повстанцы. По сей день, сохранились места, связанные с героическим периодом. К ним относятся названия мест сражений, старых часовен, крестов и могил освященных кровью героев. Стоит напомнить некоторые из этих историй. 18 июля 1863 года в битве возле Полихна, повстанцы устроили засаду на русские войска, которые возвращались из Люблина в Янов и причинили им много потери. Не взирая на то, что повстанцев было всего лишь 350 человек, им удалось разорвать колонну армии. К сожалению их успех был частничный, потому как казачьи собак вынюхали повстанцев и предупредили царскую пехоту. Однако несмотря на большие потери (повстанцы: 14 убитых и 29 раненых) удалось реализовать тактическую цель. 
Другим известным историческим событием была битва на Совей горе, недалеко от Баторе, 6 сентября 1863 года, в котором польская армия воевала под командованием Марчина «Лелевеля»" Борельовского. После битвы возле Панасувки повстанцы не могли освободиться от преследующих российских войск. В воскресенье утром, после трех дней напряженного марша, подразделение полковника Бореловского остановился в деревне Отроч. К повстанцом пришло укрепление, батальон Каетана Чешковскего «Цвек», почти 750 человек. Часть батальона принимала участие в богослужении в местной церкви а остальные отдыхали. Вдруг раздалась тревога. Казачьи войска под командованием полковника Ялошына вывели поляков к Баторе. Совет повстанческого штата, несмотря на протесты Лелевеля, решил пойти в бой. Русские войска планированно захватить в расплох, используя крутые овраги. К сожалению, эти планы окончились неудачей. Некоторые российские войска приняли другую позицию и напал на левое крыло повстанцев. Полковник Борель хотел быстро переформировать батальон, но ему это не удалось. Он был ранен в ногу и живот и погиб на поле боя. Пытаясь спасти ситуацию начальник штаба, майор Валиш тоже погиб, что в результате привело к потере воле к борьбе. В битве Батож погибло 32 повстанцев, 47 было раненых а несколько десятков взято в плен. 
Вскоре после битвы, часть войск отступила в Вежховиска, где умерло несколько раненых повстанцев. Их похороненно под растущим на опушке леса дубом, с которого поздже сделано жовой крест. В 1914 году, во время Первой мировой войны, этот крест был обезглавлен венграми (Хонвенды), но жители установили его снова. В 1937 году крест был освящен отцом Владиславом Голиньским и перенесен в парк в усадьбу. На кресте находится надпись «Этот крест, сделанный повстанцами в 1863 году из ствола дуба в окрестности Вежховиска, обезглавлен Хонвендами в 1914 году, перенесен сюда в период Мариана Сьвиды, освящен отцом В. Голиньским в присутствии Марии Сьвиды и ее детей и внуков 2 VIII в 1937 году.
С битвой Баторе непосредственно связано еще одно событие в Вежховисках. Подразделение Лелевела имело на своем счету ряд успехов, в том числе захват правительственной кассы в Лукове. Таким образом в руках повстанцев была значительная сумма денег. Однако к сожалению, польские повстанци стали жертвами предательства. Свои деньги они хранили у еврейского трактирщика Яна Микелиса, который, желал присвоить эти деньги себе и поэтому сдал (тут естьпротиворечивые сведения, некоторые утверждают, что это произошло перед боем, а другие утверждают, что это было после него) казакам их убежище. Таким образом судьба повтанцев былы обречена, а хозяин трактира стал обладателем большого состояния. После восстания, за эти деньги он приобрел усадьбу и фольварк в Вежховисках а также финансировал строительство Гостиницы Европа в Люблине. И несмотря на то, что Микелис инвестировал деньги в недвижимость, в том числе строительство пивоваренного завода в Вежховисках в 1876 году, который производил «Хорошее баварское пиво», его репутация не пользовалась успехом, о чем свидетельствует общественный бойкот против Микелиса во время его жизни и после его смерти (на его похоронах присутствовала только семья). Микелис жил 80 лет , умер в 1902 году. Как раз перед смертью он продала усадьбу в Вежховисках и фольварк Густаву Свидзе и его жене Марии с Пжевлоцких. Началась новая история.
 
Эра Сьвидув   
 
Семья Сьвидув записана в истории Вежховиск золотыми буквами. Чем можно было руководствоваться, покупая за 4000 рублей распадающююся усадьбу, которая нуждалась в капитальном ремонте и значительных инвестициях? Они хотели иметь что-то свое? Они приехали из Глодна на реке Висла, где Густав был администратором местного поместья. Однако время показало, что они пренадлежали к поколению позитивистов, тоесть людей желающих работой с низово поднять уровень народа и повлиять на экономическое и культурное развитие польских земель. Это Сьвиды, после 1900 года, установили в усадьбе школу для детей батраков. Кроме того с целью получения средств для расширения усадьбы, сделал три раза земельный клетневины, в результате чего установленно несколько колоний , в том числе Замлыне и Остроги. В традиции народа, благодаря Марии Сьвид, сохранилась привычка организации пикника для всей деревни. Это было только начало сотрудничества.
 
 
В 1911 году, после смерти Густава Сьвиды усадьбой начала управлять его вдова Мария и сына Густава Константина, которому в момент смерти отца было 26 лет. Молодой помещик окончил сельскохозяйственную школу и был хорошо подготовлен к управлению усадьбой. Благодаря ему в усадьбе внедрено новые виды сельскохозяйственных культур и модернизованно весь округ. Анекдотом стала историия о том, как крестьянские дети воровали придворную клубнику. Константин узнав об этом дал крестьянам саженцы клубники. Другим важным моментом было создание в 1912 году пожарной части и в 1916 году школы. Жители окрестности помнят Густава Сьвида младшего, как человека, который любил наслаждаться радостями жизни. Он посещая балы в Варшаве и всегда ночевал в отеле Бристол на Краковском Предместье. Во время пребывания в Варшаве Сьвида не жалел денег благодаря чему познакомился со своей будущей женой Зофией с Скибиньских, дочерью богатого промышленника. Как он убедил ее переехать из шумной Варшавы в тихую деревню? Это лишь ему известно. Во всяком случае, в 1912 году они расписались а приданное Скибиньской использованно для завершения модернизации усадьбы.
 
К счастью, пара сумела пережить потрясения Первой мировой войны, во время которой (в 1915 году) родился их сын, последний наследник усадьбы - Мариан Сьвида. Война слегка нарушила амбициозные планы супругов, но худшее было еще впереди. В 1919 году Густав поехал на польско- большевицкую войну, но перед отъездом пообещал, что если вернется в целости и сохранности, то построит в деревене костел (в то время ближайший храм был в Модлибожыцах). Вместе с наследником воевать поехал его кучер Анджей Чайчык. В бою за Хрубешув, этот человек спас жизнь наследника. В качестве благодарности Сьвида дал ему дом, в котором по сегодняшний день живут его потомки. После возвращения с войны он хотел выполнить свое обещание, но местные жители были этому противны и вместо церкви хотели построить приходскую школу. Однако наследнику удалось реализовать обещанное и построить в Вежховисках в 1922 году в деревянный костел Божией Матери Неустанной Помощи. В годы 1920-1922 переделанно внешний вид усадьбы. Благодаря хозяйке внесено изменения в топографию парка, в том числе создано грабовою аллею, посажено живую изгородь и много разноцветных цветов.
 
Межвоенные годы были временем всестороннего развития деревни. В 1921 году здесь было 223 дома и проживало 1551 жителей. По словам Барановского «здешние жители проявляли большую активность в социальной сфере, создавая пожарную охрану, кассу Стефчика, кружок фермеров, кооператив «Пшышлосьц». Здесь функционировал: кругож сельских домохозяек, сельской молодежный кружок «Сев», Кружок Польской Молодежи, духовой оркестр, команда стрельцов и Ассоциация католической молодежи. В честь погибших поставлено железный крест Юзефа Пылсудского. Впрочем, с главой Польского связанна другая история. 
 
Известный улан II Речипосполитой Владислав Белина – Пражмовски, убедил своего друга Юзефа Пилсудского, чтобы он был крестным отцом его сына. Маршал согласился, но период в котором потомок Белины родился (1917 год) не весьма способствовал дружеским визитом, поэтому церемению отложили до 1923 года. В 1923 году Пилсудский стал крестным отцом двух детей «первого улан Речипосполитой». Но какое отношение эта история имеет к Вежховискам? Когда Маршал ехал на поезде из Варшавы он мог доехать только до станции Шастарка. Там, ожидала его карета, запряженная четверкой белых лошадей и известный нам кучер Эдвард Чайчык. В этой окрестности, только Густав Сьвида имел такой транспорт. Это именно он, на мосту в Вежховисках, согласно польскому обычаю, поприветствовал Маршала (и его свиту в которой в частности был генерал Соснковский) хлебом и солью. Изволил ли Пилсудский посетить усадьбу? Наверное, нет, хотя ходят слухи о том, что Маршал провел в усадьбе несколько минут. В конце концов Маршал очень спешил, потому что он не мог не реализовать обещание данное другу. Он приехал в Годзишув и привез крестнику произведения Адама Мицкевича, с посвящением «чтоб хоть несколько раз в своей жизни вспомнил про своего Крестного отца, которыйвместе с его отцом воевал ради будущего их детей и Польши”.
 
1927 год принес еще одно важное событие для Вежховиск . В этом году Густав и Зофия расстались. На склоне холма возле источников Санны супруги провели последний разговор. Что они могли сказать ? Что никогда не забуду ? Что они не могут быть вместе, даже если бы они этого хотели ? Кто из них виноват? Или может быть они просто произнесли слова: «Так должно было быть». Как бы не было, но эта история больше не повторится. Романитческая история хрупкой любви людей путишествующих в жизни. В том месте, где супруги провели последний разговор находится часовенка со статуей Девы Марии. Интересно, что в задней части статуи спрятано обручальные кольца, которые можна было отдуда забрать при изменении решения. Они могли бы оставаться там по сей день, если бы не их сын Мариан Сьвида, который обнаружил письмо матери, и как раз перед отъездом в Америку, забрал кольца. Ходят слухи о том, что в саду он обнаружил еще серебро, которое там скрывали от немцев и коммунистов. Но кто знает, что на самом деле произошло?
 
После развода Густав для того, чтобы отдать Марии ее денежный вклад, продал усадьбу Мазуркевичу и Далтроззо. Судьба обоих супругов сложилась по разному. Зофия вернулась в Варшаву. В 1939 году она снова вышла замуж за Стефана Оссовецкого, известного польского ясновидца межвоенного периода, который до этого был скромным инженером. Его паранормальные сбособности появились невзначай и это именно он предсказал будущее Маршалу Пилсудскому. Оссовский погиб во время Варшавского восстания. Его убили немцы на ал. Шуха. Согласно словам Евгения Шерментовского «он сказал своей жене, что будут происходить страшные вещи, но не смотря на это он не хотел покинуть Варшаву». Госпожа Зофия рассказывала, что во время войны Оссовецкий помог многим людям узнать про судьбу своих близких. Зофия долго не знала о судьбе ее второго мужа, она верила в то, что ему удалось избежать смерть. После войны коммунисты изъяли ее имущество, поэтому Зофия вела скромную жизнь и по свей вероятности, работала в киоске Рух. Она умерла в 1970 году в Варшаве и была похоронена в Повонзках.
 
Густав Сьвида поселился в Звежинце, где вскоре после развода женился наЗофии Вейхерт. Казалось бы, что Сьвида может начать новую жизнь. Его новая жена родила ему двоих детей Хелену и Густава. Но их счастье длилось не долго. В 1929 году, при рождении второго ребенка Зофия умерла, а в 1939 году умер молодой Густав. Боль отца, при потери близких людей, была безгранична... Но давайте вернемся к судьбе усадьбы. К сожалению, новые владельцы не смогли успешно управлять усадьбой, особенно в период экономического кризиса в котором находилась Европа. В 1937 году усадьбу продано на аукционе. Ее хозяевами вновь стали прежние владельцы. Хозяином усадьбы стал Мариан Сьвида, сын Густава от первого брака...
 
 
Wróćmy jednak na chwilę do losów dworu. Niestety nowi właściciele nie potrafili dobrze zarządzać swoim majątkiem, zwłaszcza w dobie kryzysu gospodarczego, w jakim była pogrążona Europa. W roku 1937 dwór wystawiono na licytację i znów przeszedł on w ręce dawnych właścicieli. Dobytkiem miał tym razem jednak zarządzać Marian Świda, syn Gustawa z pierwszego małżeństwa. 
 
Настали худшие времена для Польши - Вторая мировая война и немецкая оккупациия. Война задела и Вежховиска. В 1940 году здесь переселено переселенцов с Велькопольски. В том же году, на Каменной Горе, открыто принудительный трудовой лагерь для евреев, который быстро стал лагерем для крестьян. Он работал два года. В нем находилось примерно 300 человек. В 1942 году немцы казнили, арестовывали и депортировали. Дополнительные разрушения во время войны (и по словам Юзефа Велбы, до 1949 года) делала банда Станислава Колбасы «Дзядка» с соседней деревни Пилатка и ее окрестности. Они воровали, грабили и и убивали поляков и евреев. 
 
Хозяин часто пытался помочь жителям деревни. Он хорошо знал немецкий язык и благодаря этому сумел сохранитьдесятки человек от смерти или депортации. Однако после войны, вознаграждались не добрые дела а идеология. В 1944 году произведено разукрупнение имущества Сьвидов. После вторжения в Польшу Красной Армии, Густав и Мариан Сьвида пряталась в Янове Любельском, потому как опасались НКВД, которое прямо на месте убивало «землевладельцев» и буржуев.  
 
Бывшие времена уходили в прошлое. Густав Сьвида работал в библиотеке Католического Люблинского Университета. Даты смерти объединили бывших супругов. Хотя они знали о себе, но их жизненные пути никогда уже не сошлись. В конечном итоге нельзя войти дважды в одну реку. Густав Сьвида был похоронен в Люблине. Он умер в 1970 году. 
 
Его сын, Мариан, несмотря на свое образование и знание иностранных языков не мог поступить на работу в госс учреждениях из-за своего происхождения, поэтому он подрабатывал играя на фортепиано в варшавских кафе. В столице он познакомился и женился на американке, которая работала в посольстве США. После смерти матери и отца он эмигрировали и думал, что уже никогда не вернется. Однако пережив свою жену, которая умерла от рака, и когда остался один-одинешенек, он решил в 1995 году вернуться. Он безуспешно пытался восстановить хотябы часть своего имущества. Умер в 1999 году и был похоронен в семейной гробнице Сьвидов в Люблине.
 
Что произошло с усадьбой? Вскоре после войны здесь открыто школу, затем дом учителя, почту, клуб земледельцев и детский садик. Когда для этих учреждений строили новые здание, то они сразу же переезжали, оставляя прошлое усадьбы позади. Постепенно здание начинало рушиться.Одновременно в деревне происходили цивилизационные изменения. 
В 1954 году проведено электрификацию, в 1964 году построено дорогу и автобусную остановку, в 1967 году построено новое здание школы а в 1969 году медицинский центр. Изначально с 50 гектаров усадьбы создано совхоз, но со временем он стал кооперативным производством. 
 
В 1976 году усадьбу передано Ассоциации польских скаутов и адаптированно как центр обучения рыцарей Тарнобжега (Вежховиска входили в состав этого воеводства). В результате здание было отреставрировано и могло вновь стать славным. Сюда приезжала молодежь из 80 стран (в основном соц стра), но и стран свободного мира - в том числе Франции и Португалии.
 
 
После политичеких перемен в 1989 году, усадьба вновь разрушалась и пренебрегалась последовательными владельцами. Разбитые окна, пустой интерьер - здание выглядело как замок с привидениями. К счастью, эта ситуация изменилась. В 2006 году Усадьбу в Вежховисках купили Элжбета и Дариуш Низио. Очередные два года надо было ждать получения разрешений необходимых для реконструкции исторического здания. В 2008 году, после получения всех документов, сразу же начались ремонтные работы. Они продолжались (вместе с отделкой) до 2010 года. В настоящее время Усадьба восстановлена и в ней находится гостиница – Усадьба Санна. Как писал Норвид, «прошлое - это сегодня, только немного дальше». Нашей задачей должна быть не только забота о предохранениии прошлых достижений, ну также создание новой, хорошой истории. Усадьба Санна, сочетая историю и современность, является именно такой инициативой.
 
 
 
 
  

 

"
This website uses COOKIES.

By browsing it you accept our cookies policy, according to your browser settings. Read more about Privacy Policy

OK, close